• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:44 

Так где же живет любовь?

23:35 

Нейробиология - пожалуй, это увлекает меня так же, как сказки в детстве.
мне очень нравятся подсвеченные разным цветом нервы на наглядных картинках, цепочки гормонов и все, что связано с дофамином.

@темы: June

23:31 

довольно долго пыталась прорасти, как плесень, в догадку, с которой не могла справиться с детства:
если тебе тяжело, ты быстро устаешь и никого не хочется видеть, значит, ты просто тратишь свои силы на людей, которые бессовестно высасывают из тебя соки. не больше и не меньше. усталость - просто неправильное расходование сил и мыслей.

лекарство: вовремя послать всех к черту. Оговорка: потом можно извиниться, они, может, и не поймут, зато самость будет целее. и нервы. себя тоже надо любить и защищать.

@темы: June

15:21 

последние полгода снова хочется в школу. мне там было хорошо и уютно. но я была очень глупая.

@темы: June

15:07 

Когда плюс меняется на минус

Подруга тут отчудила, я теперь не знаю, как к ней относиться – пришло сообщение от моей близкой знакомой.
Выдох. Выдох. Пусть ее проблемы остаются ее проблемами, я не хочу ввязываться в этот поток сменяющихся настроений. Я пыталась подумать о шоколадном торте. О яичнице. О чем-то желтом и радостном. Только чтобы пробить эту серую пелену негатива, липкую, как потный страх. Только чтобы не засесть в эту паутину плохих мыслей.

Бейбик нарисовался, - написала она мне.

Ребенок, понимаете? У ее подруги будет ребенок. И вот она вся аж сочится этой желчью, чуть ли не ненавистью, каким-то злобным холодным гневом. Считает, что та не справится, что не вовремя, что все будет плохо.. и с ордой таких вот подружек некоторым малышам приходится бороться, еще находясь в утробе матери. Мне иногда кажется, что это просто такой вот сорт черной зависти – чтобы очернить все хорошее, что происходит у других, чтобы отбить охоту радоваться и смеяться, чтобы все вместе с ней сидели и плакали над своей горькой долей.

Я рада за будущую маму. Потому что дети сами выбирают, где им родиться. И я знаю, что она будет очень его любить, потому что она простая, очень искренняя девушка, с добрым сердцем. Она будет очень его любить и ждать. И я этого ребенка уже очень люблю и жду. Очень.

@темы: June, локализация событий

14:51 

Неудобные люди

01:54 


01:19 

Врожденные идеи

00:55 

Новые листы на календаре

Сложно описать наступление нового. Года, жизни, дня. Как определить, что прошлое уже прошло, а новое наступило и стало настоящим. Это очень затруднительно, особенно для меня. Однако же, пожалуй, я решила, что новое оно вот, наступило, и надо его принять, порадоваться и попробовать на вкус.

Все такое вкусное! Вода, рыба, еда, грибы-закуски-оливки. Все это как будто ешь в первый раз. Только об одном не хочется думать: о том, что эта, вторая возможность прожить жизнь, тоже зависит от меня, только теперь в большей, чем раньше, степени. От этого немного холодеет внутри.

Потому что хочется оставаться восторженным ребенком, хочется, чтобы кто-то сверху все порешал, а ты только наслаждался всем происходящим, потому что кто-то там, он, он очень добрый и любящий. Бесконечно любящий тебя. Вот так, вот чтобы любилось. Чтобы все было тепло и приятно. Чтобы не страшно. И так хочется, чтобы если я выбираю так, чтобы оно так и было. Чтобы только этот выбор и надо было сделать, для того, чтобы вокруг не было этого «плохо, больно и страшно». Чтобы просто любить и радоваться. Чтобы помогали и не требовали невозможного. Чтобы если в душу – то без ботинок. Чтобы если целовали, то нежно и без насилия.

И чтобы мир, мир, мир! Огромный, цветной, спокойный, разновкусовой. Но чтобы добрый ко мне, чтобы радоваться, чтобы наслаждаться. Чтобы не обивать углы и не собирать еще шишек. Чтобы я наконец-то была такой формы, как надо, чтобы подходить этому миру.

Я уже отдала много в том, прошедшем. Переезд, другой, чужой город, больная любовь – как зависимость, как новое сумасшествие, как наркотик, который разъедает изнутри, высасывает силы. Без осознания радости, без воспоминаний, без… пусть это уходит в прошлое. Пусть все, что поднялось на поверхность из детства, пусть оно будет. Пусть пройдет. Раз пришло время это опустить и пусть как снег растает.
Пусть будет. Пусть буду. Пусть увижу и порадуюсь.

@темы: June

00:02 

год начался тем, что все рыбы стали одинаково прекрасны на вкус

@темы: June

21:04 

я не очень хорошо умею общаться с людьми. поэтому предпочитаю получать информацию о событиях и мнениях из интернета. и последнее время мне все чаще думается: кто такая Христова раба Божена и почему мне должна быть так важна ее шуба?

@темы: June

23:30 

когда-нибудь и нас закидают подводными камнями

23:27 

Вздох. Выдох. Пульс. Отказ.

Страшно ли осознавать, что весь мир умещается в отдельно взятой черепной коробке? Мне не страшно. Скорее, скучно. До того, что иногда челюсть сводит от зевоты. Что все там оно копошится, а ты смотришь на это изнутри как в окно, только разве что своими собственными глазами.

События, мнения, разговоры. Они словно отстраняются. Словно между тобой и ними прокладывается вата или что-то в этом роде. Все это отдаляется, и ты можешь смотреть как наблюдатель на то, что происходит.

Но иногда так хочется вмешаться, влиться, раствориться, погрузиться в это с головой. В такие моменты очень туго приходится, нет правда. Те, кто живет эмоциями и страстями, мне очень сложно понять их, но иногда очень завидно – у них все такое головокружительное. А у меня все такое отстраненное. Наверное, меня бы снесло окончательно в этот водоворот, если бы эмоции не отстранялись так.. естественно. Так просто и понятно. Вот эмоция, а вот все остальное. Вот поступок, а вот мнение. И везде есть границы. А большинство людей живет без этого. У них все общее, все вмешано, все..

читать дальше

@темы: June, игры с цветами, рисо-творчество

00:03 

Головы с плеч!


@темы: June

00:01 

Наверное, я бы даже хотела служить в какой-нибудь дивизии. В чертовой дивизии. Но только чтобы все по регламенту и распорядку. Чтобы все заранее известно и ты знаешь, как поступить.

А я вот не знаю, мне приходится служить в своей собственной армии. Где я сама себе солдат и генерал. Где я отдаю приказы.

Но я не знаю, куда идти и стоит ли бороться.

@темы: June

23:59 

Дураки случаются

Вдруг – и я нашла в ванной паука. Довольно большого, явно взрослого уже, он ползал по ванной и пытался выбраться наружу. Я вытащила из волос невидимку и осторожно поддела паутину, которую он плел. И перевесила ее на бортик. Паук поспешно взобрался по ней и соскользнул вниз. Поболтался, подрыгался и замер.

Потом начал ожесточенно бить лапками по поверхности кафеля, настолько ожесточенно, что это даже привлекло мое внимание. Я попробовала посмотреть, что стало причиной такой паники – он дергался, пытался уворачиваться, бился. Я смотрела и не понимала – ну ползи себе дальше, чего ты? Спустился да пополз дальше, тебя никто не трогает, тебя вытащили из ванной этой, где тебя смыло бы водой, тебе дали возможность убежать – так чего ты?

А знаете, чего?

Он увидел себя.

Потому что кафель зеркальный.

Потому что с той стороны отражения с ним дрался совершенно реальный для него паук.
Вот так же и многие люди, - подумала я. Как только увидят свое отражение, начинают бить лапками, дергаться, прыгать, биться в истерике, бояться и отговаривать себя «смотреть на это безобразие».

А по сути-то чего. Те же насекомые.


@темы: локализация событий, June

14:09 

Еще один оторванный лист на ветру

Я лежала на лавочке. На остановке, куда больше не ходит автобус. Чудная дорогая, вникуда. Только изредка во дворы по ней проезжают машины. Она больше не нужна никому.

Смотрела с сине-серое осеннее небо. По нему плывут облака. Им все равно, куда нестись. А я думала о причинах и следствиях. О связи всего со всем.

Вероятно, я хотела бы относиться к нему лучше. Вероятно, быть ему лучшим другом. Но однако же, логика моих мыслей удивила даже меня. И когда я пересказала это Нико, он заметно обеспокоился…

Собственно, оно все бы ничего, но я вот думала – вот он есть, этот человек. Вот его кто-то знает, кто-то меня, кто-то нас обоих. Как было и прошло. Кто-то что-то знает. А если вдруг раз и он умрет?

А вдруг раз – и нет его? Раз – и закончился. Как будто из воздушного шарика выпустили весь воздух. Как будто сдулся, осунулся и больше не летает.

Я лежала и думала в сущности о том, что не важны, наверное, для меня даже причины. Чего искать причин в том, что уже не вернуть. Чего объяснять, если надо принять. Я вот только не смогла себе ответить, а как мне себя в этом случае вести. То есть как участвовать в похоронах, как тут покупать какие-то штуки, как общаться с другими людьми. И я ведь бы не поехала. И не хотела бы видеть чье-то сочувствие. И наверное, меня бы и осуждали за это – как так, такая любовь, а она даже не пришла с ним проститься.
А как бы проститься, если прощаться уже и не с кем?

Я вертела лист клена в руках и под юбку задувал промозглый ветер. А что, в сущности.. ведь люди, с которыми мы перестаем общаться, ведь по сути, их для нас не существует. Как будто кто-то писал картину, а потом смешал краски и вместо человека рядом нарисовано теперь дерево. Ну вот, его больше нет, рядом какие-то другие персонажи.

По сути – уже умер. Плакать не о чем. И не для кого. По сути – этого человека больше нет. И в моем мире он никому не нужен.
И вот от этого проснулась совесть. Как так, как никому не нужен, да что это ты такое думаешь. Но ведь если же по правде – то умер, все, пыль на ботинках вот одна от него осталась и больше ничего.

Там где были его карие глаза, теперь на меня смотрит осеннее небо. Там, где были его руки, теперь новые перчатки греют. И больше ничего не осталось и жизнь идет своим чередом.

Стоит ли за это испытывать угрызения совести и говорить – не спасла, не уберегла, не захотела. Если все? Если больше – нет? Если больше – не за чем?

@темы: локализация событий, June

00:58 

хочу нажарить яичницы, раскидать ее по полу, чтобы глазела на всех крупными желтками, повесить сушиться на веревку, выкинуть за порог

@темы: June

00:56 

Она мне налила чай, заваренный с травами, полезный до последней капли, заботливый горячий чай. Я налила себе в кружку кипяток. Сунула туда пакетик с каким-то чаем. И заваривается плохо, потому что сначала вода, а потом чай. И не чай там вовсе, какая-то крашенная розовая пыль с привкусом каркадэ.

А у нее чай ведь такой цельный, полезный, мамин. А у меня негодный, глупый чай, от которого невкусно и тошно. Но так хочется лежать и просто смотреть в потолок. И две чашки на полу, и больше слушать хриплый голос в наушниках, который пожил и знает.. и хочется, чтобы все так было ровно. Но не бывает все так, как будто время стоит. Потому что все постоянно идет.

А но только у нее все лучше, а у меня не так. У меня – вечно все не доделано, на полуслове, на ниточке и в воздухе. У меня ничего-то и нет. Никакого результата, только все висит и «а хорошо бы». А она мама. Священная, непоколебимая. И кажется, как будто глыба. И не покачнешь.

И так, как будто все мои слезы, омывают ее подножие как воды, и не стачивают, и не трогают. И просто соленые внизу, а она вся там, высится. И нельзя ей ничего сделать.

Мама, это все, что есть. Мама, это все, что решает, мама – это то, что определяет. Ядом ли, нет ли. Даже просто в голове. И это как проклятье. Потому что ты уже взрослый, а в голове перед мамой все равно как ребенок, как глупый, как будто только ходить научился. А ты, может быть, вон уже какой, бегаешь и хорошо. И может быть даже лучше и быстрее, чем она. А все равно. Понуряешь голову, вместо того, чтобы вскинуть выше, как было бы с любым другим, как было бы в любом другом случае. Но не сейчас.

Сейчас – ты просто раздавленный выродок, который ругается на свою маму. Который обижен и которому хочется, чтобы его поняли и пожалели. Но никому нет дела до этого. Потому что внешне ты уже вырос. И считается, что теперь, уж теперь-то наверное, ты умеешь принимать удары. А тебя поверни, как монету, и окажется, что там мелкота. Что там с дачи дать нечем.

И тишина. И внутрь заползает чернота. Которая против мамы все, а на самом деле прорастает внутрь себя, которая против людей, потому что они бывают тоже порядочные свиньи, но нельзя, как же так, как же сказать ругачее слово. И не в том дело, что не можешь – отчего же. Тут чего бояться-то. А внутри что. Внутри не можешь. А на языке-то еще и не такие гадости провертятся иной раз, как фарш в мясорубке. И выхаркиваешь их.

Но против мамы нельзя. Но и против того, что внутри – нельзя. Вот и висишь в воздухе, понурый, поблекший… и тупой. Как рассказ второклашки о том, как «я провел лето».

@темы: June

00:45 

когда "нельзя", как выстрел

Я знаю людей, которых запреты только раззадоривают. Им нет дела ни до чего, пока это не будет принадлежать кому-то другому, не будет отнято или тому подобные вещи. Их все время тянет на соревнование. И часто оно бывает даже и вымышленным. Запрещают себе, ставят рамки, а то ведь скучно же, без сражений-то!

Я не такая. Нет, конечно, у меня есть доля упорства, но так же точно какой-то запрет может полностью отбить у меня охоту что-либо делать. Например, вот интересный проект в библиотеке, но мама зашла и довольно резко сказала – и что ты опять до полуночи будешь тут сидеть с ним и с этим компьютером?! И… и… и у меня опустились руки. Я уже полчаса сижу и просто смотрю в монитор. Как часто запрет родителя, особенно если он пользуется священным авторитетом, бывает.. разрушающим. Останавливает, придавливает, нагибает голову к полу, так, что и не подняться, и не выплыть.

И очень хочется свернуться клубочком на полу, спрятаться в шкафу, закрыться в ванной. Чтобы только не видеть, не слышать, не чувствовать этой ругани, этого убожества, этой вины.. я не реагирую. Но я гневаюсь. Умею ненавидеть, раздражаться. И сегодня мне особенно пришлось туго, потому что даже несмотря на препараты, я целый день еле сдерживалась.

Агрессия, как тупое жало, как отрава, которая изнутри разъедает все тело, как черная жижа, которая заполоняет легкие, сжимает все сосуды. И не можешь дышать, глотать, есть.. только эта злоба – сильная или бессильная, только она одна и остается. Но дело в том, что рраз – и как спичка снова вспыхнуло. Как будто специально только этого и ждало. И крик, и слова эти, и уколы эти, и двери, кажется, срываются с петель..

А ведь я не хотела. Я хотела всего лишь спрятаться, успокоиться, осмотреться. И остановиться. И поделиться. И быть хорошей. Я так хотела быть хорошей. Но что-то в последнее время мне все труднее, труднее просто быть. Получается как-то кривенько, серенько, неправдоподобно.

Как будто мне говорят, что я – всего лишь карикатура на себя, я не та уже, нехороша и надо бы меня подправить, стереть, смыть, расчесать.. все исправить, все залатать и поставить на ноги. Только я стою, как тряпичная кукла, сшитая из разных кусков, с заплатками, нашитыми размашистыми стежками. На лице у меня праздничный лоскут какой-то яркой ткани с огурцами в орнаменте, на руке у меня белая парча, а ноги мои – старые детские колготки, которые так смешно сгруживались на коленках.

И ведь я так хотела быть хорошей, я так старалась никому не причинить боли. Но почему пошло все так, что люди слышат только крик, только всхлипы, а никто не слышит, что может быть, я их больше боюсь, чем они меня. Видите, подтянута как, застегнута на все пуговицы. Да разве вы видели меня когда такую? А я вот просто есть.

И я не знаю, что со всем этим делать. Как будто взяли голову, а пришили не той кукле. И этот лоскут. И эти ткани, и все странное и страннее. Я не хотела ругаться. Я не хотела кричать и говорить все эти обидные слова.
Когда я шла по улице, я видела разноцветных кошек, разве же это не прекрасно? А слова, полные желчи, горечи и мести. Какой от них прок и так грустно. И так тошно. И так противно. От себя самой. Как будто кто-то живет внутри тебя. Какой-то паразит. И шевелится там, противный глист, и шевелится, думает, балаболит почем зря.. а ты ему – тише, тише, нельзя! А он знай себе, отожрался, с глянцевыми боками. Кричит, плюется слюной и ядом. А никто не видит, что это он. Никто не видит, что это ты. Все видят только оболочку и хмыкают – ну как же, истеричка…

Слепые бездушные уроды.

А мне, может быть, бороться кровью тяжело становится. Мне, может быть, покоя внутри хочется. А вы все.. в грязных ботинках да по душе. Да какая вам душа. Так, по ржавой оболочке коготками постучите да и все.

@темы: June, локализация событий

la Libération de June

главная