• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: локализация событий (список заголовков)
11:07 

Как свести к минимуму домашние дела и все, что с ними связано

В период смены фаз у меня периодически наступает провал - мне все становится очень сложно: работать, убираться, даже следить за своим внешним видом. Это просто вот такой факт. Я к нему приспосабливаюсь, и вот, что мне помогает:
- каждый день надо одеваться. Это может показаться смешным и нелепым всем людям, которые каждый день ходят в офис. Но если ты постоянно дома и работаешь дома, то у тебя есть просто 2 пижамы на каждый день. Привычка переодеваться помогает различать дни. Новый день - новое платье.
- заправлять постель. Это минутное дело, также как и переодеться. Но если ты уже в платье или джинсах, а кровать заправлена - меньше шансов, что ты плюхнешься обратно и протратишь на это полдня.
- каждый день что-то мыть: посуда - это да, но есть еще ванная, полы, подоконники. Там тоже постоянно что-то накапливается и в какой-то момент просто кажется невыносимым, неподъемным, настолько огромным. Если каждый день понемножку стирать пыль - то к концу недели ее гораздо меньше и не надо тратить целый день на уборку.
- позволить себе не устраивать постоянно крутые генеральные уборки. Подвиг во имя чистых стекол еще никто не оценил. Ни разу. А носки и тапки под кроватью просто там живут. Это их место.
- иметь достаточно одежды, чтобы не стирать неделю. Так и воду можно сэкономить на стирке, и не надо постоянно носиться с мыслью, что вот ты проработала целый день с таким трудом, а потом еще надо полночи что-то гладить.
- купить робот-пылесос. Он не дешев. Зато все делает сам.
- отдавать вещи в химчистку. Они лучше знают, как выводить вот эти самые сложные пятна.
- оставить только минимально необходимое количество посуды - 1 тарелка, 1 глубокая тарелка, 1 чашка, вилка, ложка. Это не позволит накапливать немытую посуду.
- пользоваться мультиваркой и духовкой. За ними не надо следить.
- составить меню на всю неделю и каждый день использовать ровно столько еды, сколько нужно для меню. Тогда меньше приходится выбрасывать ненужных и залежавшихся продуктов.

А у вас есть какие-нибудь свои полезные привычки, которые позволяют вам организовать свое житье?

@темы: June, локализация событий

10:50 

Ода безделью

А есть еще и другая жизнь, как оказалось. Когда я бросила предыдущую работу потому что просто довелась до состояния, что выносить ее больше не могу – подобная экзальтация стала мне свойственна после лечения – оказалось, что вот и есть жизнь за пределами интернета и за пределами работы.
И на самом деле, если учитывать только витальные потребности, в любом доме еды разной масти хватает примерно на пару месяцев – если не шиковать и есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть.
Оказалось, что и одежды достаточно, и можно носить то, что есть.
Оказалось, что в интернете нет ничего больше, чем на улице.
Яркое солнце интереснее лайков Вконтакте.
Теплые объятия заряжают энергией на неделю.
А готовка – это чудеснейший мощный антидепрессант.
Вот как-то так.
И, признаться, сейчас, этой хмурой весной, я скучаю по моему безделью.

@темы: June, локализация событий

17:11 

Ничто не встречно под луной

Воистину верно говорят: если твой друг уехал в другой город, это все равно что он умер

@темы: локализация событий

15:07 

Когда плюс меняется на минус

Подруга тут отчудила, я теперь не знаю, как к ней относиться – пришло сообщение от моей близкой знакомой.
Выдох. Выдох. Пусть ее проблемы остаются ее проблемами, я не хочу ввязываться в этот поток сменяющихся настроений. Я пыталась подумать о шоколадном торте. О яичнице. О чем-то желтом и радостном. Только чтобы пробить эту серую пелену негатива, липкую, как потный страх. Только чтобы не засесть в эту паутину плохих мыслей.

Бейбик нарисовался, - написала она мне.

Ребенок, понимаете? У ее подруги будет ребенок. И вот она вся аж сочится этой желчью, чуть ли не ненавистью, каким-то злобным холодным гневом. Считает, что та не справится, что не вовремя, что все будет плохо.. и с ордой таких вот подружек некоторым малышам приходится бороться, еще находясь в утробе матери. Мне иногда кажется, что это просто такой вот сорт черной зависти – чтобы очернить все хорошее, что происходит у других, чтобы отбить охоту радоваться и смеяться, чтобы все вместе с ней сидели и плакали над своей горькой долей.

Я рада за будущую маму. Потому что дети сами выбирают, где им родиться. И я знаю, что она будет очень его любить, потому что она простая, очень искренняя девушка, с добрым сердцем. Она будет очень его любить и ждать. И я этого ребенка уже очень люблю и жду. Очень.

@темы: June, локализация событий

14:51 

Неудобные люди

23:59 

Дураки случаются

Вдруг – и я нашла в ванной паука. Довольно большого, явно взрослого уже, он ползал по ванной и пытался выбраться наружу. Я вытащила из волос невидимку и осторожно поддела паутину, которую он плел. И перевесила ее на бортик. Паук поспешно взобрался по ней и соскользнул вниз. Поболтался, подрыгался и замер.

Потом начал ожесточенно бить лапками по поверхности кафеля, настолько ожесточенно, что это даже привлекло мое внимание. Я попробовала посмотреть, что стало причиной такой паники – он дергался, пытался уворачиваться, бился. Я смотрела и не понимала – ну ползи себе дальше, чего ты? Спустился да пополз дальше, тебя никто не трогает, тебя вытащили из ванной этой, где тебя смыло бы водой, тебе дали возможность убежать – так чего ты?

А знаете, чего?

Он увидел себя.

Потому что кафель зеркальный.

Потому что с той стороны отражения с ним дрался совершенно реальный для него паук.
Вот так же и многие люди, - подумала я. Как только увидят свое отражение, начинают бить лапками, дергаться, прыгать, биться в истерике, бояться и отговаривать себя «смотреть на это безобразие».

А по сути-то чего. Те же насекомые.


@темы: локализация событий, June

14:09 

Еще один оторванный лист на ветру

Я лежала на лавочке. На остановке, куда больше не ходит автобус. Чудная дорогая, вникуда. Только изредка во дворы по ней проезжают машины. Она больше не нужна никому.

Смотрела с сине-серое осеннее небо. По нему плывут облака. Им все равно, куда нестись. А я думала о причинах и следствиях. О связи всего со всем.

Вероятно, я хотела бы относиться к нему лучше. Вероятно, быть ему лучшим другом. Но однако же, логика моих мыслей удивила даже меня. И когда я пересказала это Нико, он заметно обеспокоился…

Собственно, оно все бы ничего, но я вот думала – вот он есть, этот человек. Вот его кто-то знает, кто-то меня, кто-то нас обоих. Как было и прошло. Кто-то что-то знает. А если вдруг раз и он умрет?

А вдруг раз – и нет его? Раз – и закончился. Как будто из воздушного шарика выпустили весь воздух. Как будто сдулся, осунулся и больше не летает.

Я лежала и думала в сущности о том, что не важны, наверное, для меня даже причины. Чего искать причин в том, что уже не вернуть. Чего объяснять, если надо принять. Я вот только не смогла себе ответить, а как мне себя в этом случае вести. То есть как участвовать в похоронах, как тут покупать какие-то штуки, как общаться с другими людьми. И я ведь бы не поехала. И не хотела бы видеть чье-то сочувствие. И наверное, меня бы и осуждали за это – как так, такая любовь, а она даже не пришла с ним проститься.
А как бы проститься, если прощаться уже и не с кем?

Я вертела лист клена в руках и под юбку задувал промозглый ветер. А что, в сущности.. ведь люди, с которыми мы перестаем общаться, ведь по сути, их для нас не существует. Как будто кто-то писал картину, а потом смешал краски и вместо человека рядом нарисовано теперь дерево. Ну вот, его больше нет, рядом какие-то другие персонажи.

По сути – уже умер. Плакать не о чем. И не для кого. По сути – этого человека больше нет. И в моем мире он никому не нужен.
И вот от этого проснулась совесть. Как так, как никому не нужен, да что это ты такое думаешь. Но ведь если же по правде – то умер, все, пыль на ботинках вот одна от него осталась и больше ничего.

Там где были его карие глаза, теперь на меня смотрит осеннее небо. Там, где были его руки, теперь новые перчатки греют. И больше ничего не осталось и жизнь идет своим чередом.

Стоит ли за это испытывать угрызения совести и говорить – не спасла, не уберегла, не захотела. Если все? Если больше – нет? Если больше – не за чем?

@темы: локализация событий, June

00:45 

когда "нельзя", как выстрел

Я знаю людей, которых запреты только раззадоривают. Им нет дела ни до чего, пока это не будет принадлежать кому-то другому, не будет отнято или тому подобные вещи. Их все время тянет на соревнование. И часто оно бывает даже и вымышленным. Запрещают себе, ставят рамки, а то ведь скучно же, без сражений-то!

Я не такая. Нет, конечно, у меня есть доля упорства, но так же точно какой-то запрет может полностью отбить у меня охоту что-либо делать. Например, вот интересный проект в библиотеке, но мама зашла и довольно резко сказала – и что ты опять до полуночи будешь тут сидеть с ним и с этим компьютером?! И… и… и у меня опустились руки. Я уже полчаса сижу и просто смотрю в монитор. Как часто запрет родителя, особенно если он пользуется священным авторитетом, бывает.. разрушающим. Останавливает, придавливает, нагибает голову к полу, так, что и не подняться, и не выплыть.

И очень хочется свернуться клубочком на полу, спрятаться в шкафу, закрыться в ванной. Чтобы только не видеть, не слышать, не чувствовать этой ругани, этого убожества, этой вины.. я не реагирую. Но я гневаюсь. Умею ненавидеть, раздражаться. И сегодня мне особенно пришлось туго, потому что даже несмотря на препараты, я целый день еле сдерживалась.

Агрессия, как тупое жало, как отрава, которая изнутри разъедает все тело, как черная жижа, которая заполоняет легкие, сжимает все сосуды. И не можешь дышать, глотать, есть.. только эта злоба – сильная или бессильная, только она одна и остается. Но дело в том, что рраз – и как спичка снова вспыхнуло. Как будто специально только этого и ждало. И крик, и слова эти, и уколы эти, и двери, кажется, срываются с петель..

А ведь я не хотела. Я хотела всего лишь спрятаться, успокоиться, осмотреться. И остановиться. И поделиться. И быть хорошей. Я так хотела быть хорошей. Но что-то в последнее время мне все труднее, труднее просто быть. Получается как-то кривенько, серенько, неправдоподобно.

Как будто мне говорят, что я – всего лишь карикатура на себя, я не та уже, нехороша и надо бы меня подправить, стереть, смыть, расчесать.. все исправить, все залатать и поставить на ноги. Только я стою, как тряпичная кукла, сшитая из разных кусков, с заплатками, нашитыми размашистыми стежками. На лице у меня праздничный лоскут какой-то яркой ткани с огурцами в орнаменте, на руке у меня белая парча, а ноги мои – старые детские колготки, которые так смешно сгруживались на коленках.

И ведь я так хотела быть хорошей, я так старалась никому не причинить боли. Но почему пошло все так, что люди слышат только крик, только всхлипы, а никто не слышит, что может быть, я их больше боюсь, чем они меня. Видите, подтянута как, застегнута на все пуговицы. Да разве вы видели меня когда такую? А я вот просто есть.

И я не знаю, что со всем этим делать. Как будто взяли голову, а пришили не той кукле. И этот лоскут. И эти ткани, и все странное и страннее. Я не хотела ругаться. Я не хотела кричать и говорить все эти обидные слова.
Когда я шла по улице, я видела разноцветных кошек, разве же это не прекрасно? А слова, полные желчи, горечи и мести. Какой от них прок и так грустно. И так тошно. И так противно. От себя самой. Как будто кто-то живет внутри тебя. Какой-то паразит. И шевелится там, противный глист, и шевелится, думает, балаболит почем зря.. а ты ему – тише, тише, нельзя! А он знай себе, отожрался, с глянцевыми боками. Кричит, плюется слюной и ядом. А никто не видит, что это он. Никто не видит, что это ты. Все видят только оболочку и хмыкают – ну как же, истеричка…

Слепые бездушные уроды.

А мне, может быть, бороться кровью тяжело становится. Мне, может быть, покоя внутри хочется. А вы все.. в грязных ботинках да по душе. Да какая вам душа. Так, по ржавой оболочке коготками постучите да и все.

@темы: June, локализация событий

23:16 

можно сказать, что с недавнего сремени я боюсь всяческих увлечений. из-за этого я теряю и те крупицы радости, что вообще могут быть приобретены в этой жизни. работа-дом-работа.. вот и все мои дела.
увлечься, запылать, полностью раствориться в том, что вызвало столько интереса, прожить это до конца - это так пугает меня. боюсь не пережить. боюсь, что расколюсь, что распадусь. что все будет плохо.
каждое увлечение отнимает мир у меня. каждое! оно застилает глаза, только оно и существует.. а потом, когда чутка отпускает, то выходишь на улицу.. а там - дождь по льду. и такое ощущение, что ты - последний человек в этом мире. либо потому что больше никого нет, либо потому, что никому до тебя нет дела.

все уже усвистали куда-то по делам.. дела-дела-дела.... и ты вот. вот есть и все. и никому-никому нет до тебя дела. стоишь и мокнешь под дождем. потому что ему до тебя есть дело - промочить тебя насквозь.

дела-дела-дела.... кто все эти дела, когда это ни к чему. культ денег в стране, в которой цена - это сама большая фикция. здесь деньги кое-что стоят. но ничего не значит цена. она произвольная. если дорожает гречка, то почему-то дорожает и проезд. как они связаны? никак. но все дорожает. и все работают.

и пока все так же тяжело работают, им нет никакого дела до того, что происходит вокруг. просто потому что времени и сил оглянуться нет. и не хочется. и не можется. и вообще...

любовь одного человека к другому.. иногда кажется, что это столько огромно. но на деле оказывается, что любовь человека к зарабатыванию денег гораздо выше. все можно объяснить как угодно. но если человек пропадает на работе, значит, его пустота внутри занята не вами.

и даже не деньгами, как часто оказывается.

пустота внутри оказывается занятой привычкой работать. потому что точно ответить, зачем ты так усиленно работаешь, чего тебе постоянно не хватает - и не удается.

пустота внутри так и остается пустотой.

@темы: локализация событий, June

23:27 

Coma, coma, coma..

Белый снег как и белый лист.

В последнее время я часто думаю о девушке, которую увидела однажды, проезжая в автобусе вечером. Она шла по аллее, безлюдной и вечерней. Светили ярко фонари, тяжелым холодным светом, голубовато-фиолетовым. А она шла одна там, одетая в белое пальто. И глядя на нее, я подумала — вот так и выглядит кома.

Не знаю, почему точно, я так и не смогла хорошенько для себя уяснить, почему мне пришла именно такая ассоциация, но вот уже две недели она меня совершенно поглотила. Я перестала даже уделять внимание куртке Александра и действие его магнетического присутствия порядком ослабло. Все эти мысли, все эти образы... кома, кома, кома, кома...

читать дальше

@темы: June, локализация событий

12:15 

я сегодня не стала расчесывать волосы - пусть их, спутанные, приручат наушники от плеера.
я не стала одеваться красиво - пусть мне не испачкает грязная вода на улице.

я всю ночь плохо спала и мне не до прекрасных красок мира. я выгляжу как странное инородное существо и от меня отшатываются люди в магазине, потому что у меня непричесанные короткие волосы, большие наушники и красный шарф, огромный красный шарф, подаренный братом. в который можно меня почти всю замотать. и он, как удав, сидит у меня на шее.

и пусть меня никто, кроме моего красного шарфа, сегодня не любит, но мне приятно и это. а те, кто вне всего этого мира, кто каждый болтается где-то в своей вселенной.. так мне до них тоже нет дела. потому что я сама по себе.

я сегодня сама себе Король-Солнце

@темы: June, локализация событий

22:53 

Вторая кожа

Если скользить пальцами по кожаной одежде, которая только что была на человеке, то на подушечках все равно остается ощущение чего-то живого, теплого. Кожаная одежта очень возбуждает, она вторая на теле, она первая снаружи. Глядя на него в кожаной куртке, я могу отвести глаза. Но только для того, чтобы закрыть их и думать, представлять, как под этой второй кожей есть тело, его жесткое тело. Запах которого нмагничивает воздух, который сбивает ориентиры, который меняет все вокруг.

Все, что касается него, кажется мне мягким и коричневым. Как коричневый сахар — сладкий, трепкий. Его очень сложно раскусить. Но он очень красивый, у него много кристаллов и я готова смотреть на него дольше обычного.

Смотреть, как он входит в библиотеку. Смотреть, как берет книгу, случайно встретиться с его карими глазами из-под чернильных ресниц и челки цвета вороного крыла. Протянуть своей белоснежной рукой ему листок. Смотреть во влед, как он уходит и садится за стол у окна.
В этом всем есть что-то бесконечно красивое. Оно больше чем секс — это наблюдение за прекрасным. Можно не иметь мужчину физически, но наслаждаться обладанием им во всем остальном. Когда на тебя распространяется его тепло, когда ты купаешься в нем, как в горячей ванне. Когда с твоих рук сходит тяжесть дня, в них невообразимым образом появляется изящество и нет и доли кокетства. Когда тебя просто заливает что-то очень женское, очень нежное и греет изнутри.

Сердце при этом и не пытается прыгать. Зачем ему... мой объект сладострастия приходит сюда довольно часто и я знаю, что он недавно живет в этом районе города. Я наслаждаюсь наблюдением за ним. Смотрю на то, как он одевается на выходе. С моего места это отлично видно.
Видно, как он одевает свою узкую куртку, черную с серым. Она такая холодная, оттенки черного, но на нем она будто озаряется. Становится очень пожвижной, обнимает его, стекает по его рукам, распластывается на нем, как горячая любовница. Наверное, это странно — иметь столь пристальное внимание к куртке человека. Она у него не одна, но мне она, пожалуй, нравится больше остальных и, конечно, больше, чем его пальто цвета спелой горчицы.

Во всем, что касается него, я могу сказать, что он спелый. Может быть даже слишком? Может быть, даже слегка законсервирован в самом выгодном для продажи виде. Хотя, может ли быть подобное существо продажным? Может, наверное. Мы все каждый день продаем по кусочку себя. И этот человек продал себя не одной женщине. Каждой, быть может, подарил по кусочку себя. Кому-то продался — может быть, даже за дорого, за большие слезы. За эти глаза многие могут расстаться с рассудком. А это очень дорого. Тому, кто безумен, это и так понятно. Но всем, кто мыслит строго как нормальный человек, этого и не заметить.
Как в глазах другого человека ты теряешься, растворяешься. Подчиняшься ему, всему этому мужскому, растрачиваешься. Как сахар, растворяющийся в воде.
Но потом все это заканчивается — и ты как стакан, выставленный на мороз. Медленно испаряешься и замерзаешь в конце концов.

Но сейчас тебе горячо. Тебя наполняет все это женское, котрое где-то высоко в воздухе смешивается с ароматом его тела, с каждой частицей его жизни, которую он никогда не проживет, но которая пытается пронестись в твоей голове, вспыхивая какими-то хаотическими образами. И этот хаос, этот первобытный и первозданный мир. Это не джунгли, это не динозавры. Это миг между мужчиной и женщиной. Миг, когда встречаются взгляды. Всего один лишь мир — и именно он оплодотворяет эту вселенную.

@темы: локализация событий, June

00:02 

Вокзал

я сегодня стояла и смотрела на то, как ходят ночные мокрые поезда.
и думала о том, что на каждом перроне обязательно должна стоять дежурная красивая девушка, чтобы встречать и провожать поезда. а то иначе, как они будут ездить там, где их никто не ждет?

@темы: June, локализация событий

16:48 

Болеем..

супрастин, сальбутамол, сумамед, гентомицин, ацикловир, повидон...
такое ощущение, что врачи придумали для Джюн специальную химическую диету.

вообще, Замятин был не прав. мы не от нефтяной диеты сократим численность населения. а от потребления антибиотиков. когда окончательно вырвем с корнем свой иммунитет или войдем с ним в концликт, тогда антибиотики и иммуномодуляторы станут нашей основной пищей.

Джюн еще назначили ингаляции. ходим, как в детстве, за ручку вместе. чтобы наше дитятко кого-нибудь не пнуло.

@темы: Alice, Alice et June, локализация событий

19:03 

Для друзей

простите, пожалуйста, если вы за нас беспокоились. просто сейчас совершенно нет времени писать. Джюн заболела и может быть ее положат в больницу. не хотелось бы, конечно, но этот человек напрыгалась под дождем и естесственно, промерзла до самых мозгов.
как будет что написать, мы обязательно напишем.
Нико вернется через 2 недели. он написал, чтобы я всем передавала привет. и что он обязательно с вами свяжется, если кто-то по нему скучал.

пост принял дежурный по архиву Элис

@темы: Alice, Alice et June, локализация событий

13:16 

дома отключили воду. дует ветер в окна.
иногда страшно просыпаться не рано утром и оказываться в древних временах. греемся вокруг костра на кухне.

@темы: June, локализация событий

02:41 

нечаянно ударила девушку Нико.
стыдно-то как. и самое страшное - что он не ругается. ни слова не сказал.
отвратительно! я монстр. как вы еще любите меня?!

вы держите сумасшедшего монстра на короткой привязи. вы ненормальные, слышите? вы святые...

@темы: June, локализация событий

23:53 

они говорят, что все исправится.
они говорят, что наступит светлый день
они говорят, что сгушенное молоко - это вкусно, а помидор - нет.

они говорят, что стоит только поверить в себя.
но я не хочу в это верить. мне не нравится это. я отказываюсь в это верить.
я хочу другое...

@темы: June, локализация событий

01:42 

*осталась за старшую*

Нико просил меня приветствовать вновь прибывших на свой вкус. мой вкус как всегда обычен и а-ля франсез..


так как он занят очередным проектом, то уж увы, вам придется время от времени наблюдать меня, пока не приедет Джюн. мы планируем купить сканер, чтобы выкладывать сюда ее рисунки. надеюсь, что наши идеи воплотятся в жизнь как можно скорее.

и я еще хотела бы сказать, что кто бы вы ни были, мы очень рады вашей поддержке. спасибо вам за все теплые слова, что вы адресовали нашей сестре Джюн.

@темы: локализация событий, Indochine, Alice, франсез

00:46 

Три мальчишки для одной хворающей розочки

Вынужден сообщить, что наша Джюн в настоящий момент достаточно серьезно болеет. Мы всячески желаем ей выздоровления. Если кому-то бы хотелось передать ей какие-то слова, то мы обязательно передадим. Ей будет очень приятно.

и болеющей сестре - три позитивных мальчишки, один из которых дивно строит глазки.


@темы: локализация событий, Nico, Indochine

la Libération de June

главная